«Мы хотели, но нас не пустили»

Николай Ватлин с мамой Екатериной Павловной Ватлиной, Ува, 9 мая 2017 года. Фото из семейного архива. Николай Ватлин с мамой Екатериной Павловной Ватлиной, Ува, 9 мая 2017 года. Фото из семейного архива.

Как сложилась бы жизнь нашего главного героя, попади он в Афганистан военным лётчиком, никто не знает. 

Николай Ватлин родился в Уве  в семье железнодорожников в 1959 году. Жил с родителями по улице Станционная, среди постоянного шума паровозов и громкоговорителей. До восьмого класса учился в Увинской школе №1, корпус которой остался лишь в памяти и на старых фотоснимках. Затем его, как и многих ребят с соседних школ, перевели в 9 класс в Увинскую школу №4. Как вспоминает Николай Александрович, их выпуск был самым большим в истории посёлка. В 1976 году одновременно выпустились из школы восемь десятых классов. Маленький Николай мечтал стать пограничником, лётчиком и моряком одновременно. Это казалось невозможным, но, на удивление многих, стал пограничным морским лётчиком, осуществив свою мечту. 

Когда встал вопрос о дальнейшей учёбе, решение было принято сразу - Ейское высшее военное авиационное училище. Но о своих планах Коля никому не говорил, даже скрывал от родителей, чтобы не давать ложные надежды в случае провала. 

- Мама подсылала ко мне младшую сестру, чтобы разузнать куда же я всё-таки подал документы, но я держался и не раскрывал свои карты до того момента, пока не пришёл вызов: «17 июля нужно прибыть в расположение училища»,  - вспоминает Николай. - Когда родственники узнали, на кого я планирую поступать учиться, начали всячески меня отговаривать: «Да ты что.. Да куда… В лётчики? В авиацию? … Да там бьются каждый день!». Так нагоняли они на меня страх. Но решение было окончательное. 

Собравшись, Николай вместе с мамой, отправились в Ейск на вступительные экзамены. Таких же как он абитуриентов было около 2000, а отобрать для службы должны были 165 человек.

- После того, как мы сдали математику, сидели, ждали результаты, я был уверен, что у меня «шестёрка». Потому что решил все задания. Когда начали оглашать результаты и назвали мою фамилию, сказав, что за экзамен у меня тройка, я был ошеломлён. Как будто мешком по голове ударили. Седовласый преподаватель попросил меня встать и спросил: «Сколько будет  1/2 + 1/4». Я сходу ему сказал правильный ответ - 1 1/4 и он мне говорит: «Ну почему ты решил все сложнейшие примеры, а в конце, когда нужно было сложить эти цифры, допустил ошибку? Поэтому у тебя за все задания пять, а за это два и в итоге - три».  Я думал, что уже всё. Что можно собирать чемоданы и ехать домой, но меня допустили до остальных экзаменов.

Следующим этапом стали профессиональные отборы на которых тестировали абитуриентов. 

- Между собой мы называли эти тесты - «Психзабор». У нас проверяли реакцию, правильность принятия решений, быстроту, спокойствие. Были ребята, которые сдавали все предметы на отлично, но проваливали профотбор и их не брали. Был один тест: на стене висел экран, на нём была изображена синусоида в начале которой была красная точка. Мы сидели на кресле и должны были при помощи рычагов провести эту точку по всей кривой. Нам давалась одна тренировочная попытка, чтобы приноровиться в управлении. Когда начался зачёт, то девушка, следящая за ходом теста, подошла ко мне и надела на рукава манжеты и сказала: «За каждое отклонение от синусоиды вас будет бить током». Когда меня ударило током первый раз, я хотел сорвать всё с рук и бросить в неё. Но сдержался. Когда меня ударило во второй раз показалось, что сила тока была ещё сильнее, чем в первый. Всего за тест меня ударило током два раза. А были случаи, что ребята не сдерживались на этом задании. При первом же ударе они срывали с себя манжеты и уходили, а были и такие, кто бросался с кулаками на девушку.

Пройдя все вступительные экзамены 4 августа 1976 года Николай Ватлин поступил в лётное училище.

- В первые месяцы службы было тяжело. Отразилось моё проживание рядом с железной дорогой. Привыкший к шуму, я не слышал команду «Рота, подъём» и из-за этого страдала вся моя рота. Я не успевал подниматься за 45 секунд в первый подъём, поэтому звучала команда на повторные отбои и подъёмы. Сначала ребята хотели устроить мне “тёмную” за это, но придумали выход из ситуации. После очередного «Рота, подъём» они подбегали ко мне, брали матрац с двух сторон и встряхивали его, от чего я падал на пол. После этого бежали одеваться, и я тоже укладывался в отведённые 2/3 минуты. 

В первые полгода курсанты изучали общеобразовательные предметы, мечтая поскорее перейти к изучению специализации. Их мечта сбылась через полгода, после того как они съездили домой в отпуск на 2 недели.

Вернувшись в училище ребята начали учить спецпредметы - самолётовождение, изучение самолёта, начали летать на тренажёрах. 

- После теории нас отправили на практику в лагеря на полевой аэродром в Погорелово. Первый мой полёт с инструктором был в день моего рождения - 12 мая в 11.45 на борту самолёта №45. До сих пор его помню. Через 2 месяца, 12 июля, был уже первый самостоятельный полёт. 

После окончания Ейского высшего военного авиационного училища Николай вместе с девятью сокурсниками по распределению отправился служить в военную часть в  Эстонию. 

- Служа в Эстонии мы с товарищами узнали о том, что началась Афганская война. Вдесятером написали рапорта, чтобы нас отправили в “горячую” точку. После этого командир эскадрильи собрал всех служащих в классе подготовки к полётам, взял наши рапорта и начал вызывать нас по одному. «- Ватлин. - Я. - Встать. Твоё заявление? - Так точно. - Жена, дети есть? - Есть». После этого он взял и при всех разорвал моё заявление со словами: «Ты воевать научись, бомбы в цель класть, из пушки стрелять, от ракет уходить. И объяснишь жене». И так поступил с каждым. Ох, какое уважение среди наших жён он заимел.

В этой части Николай прослужил 4,5 года, получил разряд лётчика I класса. Затем перевёлся в Черняховск Калининградской области, где отслужил ещё 16,5 лет. 

24 сентября 1996 года Николай Александрович совершил свой последний вылет. И в 1997 году ушёл в запас. 

За время учёбы и службы наш земляк летал на Л-29, Су-7 всех модификаций, Су-7БКЛ, Су-24 и Су-24м. 

Сейчас лётчик в запасе живёт в Одессе и приезжает на родину, чтобы ухаживать за престарелой мамой. 

 

Дарья Сергеева

Прочитано 281 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Материалы рубрик



Сейчас на сайте

Сейчас 22 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Держитесь ближе!

Подпишитесь на новости

Горячие темы

События на фото и видео